Дело — труба

1994 г. Во дворце Гюлистан подписано международное соглашение, получившее название «Контракт века». Оно предусматривало совместную разработку нефтегазовых месторождений Азербайджана. В проекте приняли участие десятки иностранных компаний.

Помимо благоприятного экономического эффекта, соглашение имело важное политическое значение. Азербайджан, не имеющий выхода к морю, смог вывести на мировой рынок свои энергоресурсы, став тем самым важным игроком в энергетическом политике Старого Света, как главного лоббиста проекта. А главное, центр силы в Закавказье прочно обосновался в Баку. В отношениях с Грузией, как транзитёра бакинской нефти, стала возможна более теплая дружба. Это в свете разгоревшейся войны с Арменией было крайне важно. Стратегически же соглашение открывало возможности для дальнейшей экспансии. Присоединение стран Центральной Азии с крупными запасами углеводородов (прежде всего Туркменистан) предоставляло бы возможность Азербайджану быть крупным энергетическим хабом.

Однако слабоволие Запада, позволившее в конечном итоге стать России газовым шантажистом Европы, сорвало эти планы. Заключив соглашение в 2007 г. о транспортировке газа с Казахстаном и Туркменистаном, Россия последовательно укрепляла свои позиции в этом регионе (см. вступление Казахстана сначала в Таможенный союз, потом в ЕАЭС).

Надежды на то, что Кремль не будет использовать трубу как рычаг давления, не оправдались. И когда в западном политическом истеблишменте возобладает понимание, что Россия не может быть надежным партнером, азербайджанской стороне стоит направить все свои дипломатические усилия на возобновлении переговоров по строительству газопровода по дну Каспийского моря. А то, что такое отрезвление наступит, сомневаться не приходиться.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *