Быть или нет политическому исламу в Азербайджане?

Любые политические партии, независимо от окраски, в рамках парламентаризма руководствуются одной целью — борьба за власть, опираясь на свой электорат. Поэтому никаких препятствий для полноценного участия в политической жизни исламским партиям в Азербайджане нет, кроме одного — в стране отсутствуют демократия и политическая конкуренция.

Ислам как традиция

В первые годы существования независимого Азербайджана религиозный фактор не играл сколько-нибудь значимой роли. Азербайджанцы в массе своем были светских взглядов. На протяжении всей второй половины двадцатого века активно шёл процесс урбанизации. На начало девяностых годов чуть больше половины населения проживало в городах. В ходе переломных для народа событий авангард борьбы с союзным центром составляли национально ориентированная интеллигенция (Национальный фронт Азербайджана, мусаватисты) либо бывшие коммунисты, перекрасившиеся в актуальные политические цвета. При этом стоит подчеркнуть, что последующий период азербайджанской истории отличался возрождением религиозных ценностей. Это вообще характерная черта на постсоветском пространстве, когда люди в условиях хаоса после краха коммунизма принялись активно заполнять идеологический вакуум.

Однако как опытный партийный функционер Гейдар Алиев прекрасно понимал, что пускать процесс религиозной жизни общества на самотёк нельзя. В связи с этим было принято решение создать Государственный комитет по работе с религиозными организациями Азербайджанской Республики, практически полный аналог Управления по делам религии Турции (Diyanet). В его введении, также как и в последнем случае, оказались государственная регистрация религиозных организаций и регулирование религиозного образования. Исламу в понимании руководства страны отводило строго культурная ниша, наравне с национальными праздниками, музыкой и кухней. До поры до времени это работало.

Закручивание гаек

Всё изменилось в 2003 году. После массовых выступлений протеста власти начали радикальное давление на оппозицию. Руководство страны с маниакальным упорством проводило деидеологизацию политической жизни. Отныне де-факто общественная дискуссия о политическом устройстве страны были запрещены. В парламенте разрешалось присутствовать только лояльным партиям и политикам. Вкупе с перманентными кризисными явлениями в экономике всё это привело к разочарованию масс в демократических ценностях.

На этом фоне общественная жизнь перенеслась в мечети. Все нулевые годы они активно строились. Сейчас их число официально достигло 2250. Молодые люди стали уезжать учиться в зарубежные духовные университеты. Обычной практикой стало посещение священных мест (Мекка, Медина, Кербела, Мешхед, Кум). Мечеть стала местом, где стало возможно обсуждать проблемы, а главное находить там ответы (построение более справедливого общества; экономика, существующая без процентного капитала). Можно быть несогласным с отдельными доводами, однако подобная дискуссия вправе на существование в демократическом обществе.

Мечеть Биби-Эйбат. Источник — DQİDK

В таких условиях вся политика на религиозном направлении сводилась к установлению подавляющего государственного контроля над духовной жизнью страны. В ежегодном докладе Комиссии по международной религиозной свободе Госдепартамента США, выпущенном в 2019 г., утверждается, что правительство энергично вмешивается в религиозную деятельность посредством Закона о свободе вероисповедания 2009 года. Данный закон ставит сложные процедуры регистрации религиозных организаций, препятствует их деятельности, ограничивает содержание, производство, импорт, экспорт, распространение религиозной литературы и требует государственного утверждения религиозного образования. Несоблюдение закона наказывалось значительными штрафами. Посредством соответствующих поправок в административное и уголовное законодательства криминализованы все незарегистрированные религиозные мероприятия (например совершение коллективных религиозных обрядов незарегистрированной религиозной группы).

Иранская пятая колонна

Азербайджанские власти объясняют данные репрессивные меры борьбой с иранским влиянием, ведь большинство верующих в Азербайджане составляют шииты. Они первыми встали на путь политической самоорганизации (ещё в 1992 году была зарегистрирована Исламская партия Азербайджана). При этом если в суннитской среде представлены по большей части благотворительные и образовательные фонды, как правило из Турции, которые к власти не стремятся, то салафиты же абсолютно аполитичны и не добиваются к инкорпорации в «нешариатскую систему правления». То есть по факту сильнее всего удар пришёлся именно по шиитам (см. разгром движения «Мусульманское единство»). При всем при этом объяснение властей не выдерживает

Шиитский полумесяц

никакой критики: Азербайджан никогда не входил в область «шиитского полумесяца» — проекции внешней политики Ирана.

Я хочу донести простую мысль — парламентская система живёт и развивается по своим законам и правилам. В ней любая партия добивается только власти. Название партии — это её бренд, призванный скорее апеллировать к потенциальному избирателю. Поэтому в лейбористских партиях заседают махровые олигархи, коммунистическая партия в России не пытается повторить Октябрь-17. Националисты, несмотря на популистские лозунги, не закрывают границы своих стран, потому что рабочие руки нужны их экономике. И даже упомянутая выше ИПА стремилась не строить «вилаят аль факих с азербайджанской спецификой», а легально участвовать в выборах 1995 г. Просто потому что в realpolitik нет места для идеалистов.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *